Материальня помощь семье погибшего
13 октября 2015

Жена Элина и двое детей (15 и 9 лет)

У полковника Галвы остались двое детей и жена Элина, которую он очень любил. Несколько лет Вячеслав и Элина жили на съемной квартире на Троещине. Вячеслав ждал очереди на получение собственной квартиры, в которую был записан во время службы в Главном управлении разведки Генштаба Министерства обороны.

Фото семьи

СЕМЬЯ

Элина Галва вспоминает драматичные подробности жизни и гибели своего мужа: «У Славы было две мечты. Он хотел дом, кресло-качалку и письменный стол, за которым будет писать книги, а я буду рядом кутать его ноги в плед. Но воин в нем хотел другого. Как-то он признался: хочу умереть в бою, героически и быстро. К примеру, подорваться на гранате. Представляете?! Слава — потомственный военный, его настольной книгой был кодекс самураев «Бусидо».
Его раздирали противоречия: он хотел и того, и другого, между собой несовместимого. Поехал инструктором, а сам ходил в бой. Первое время после его гибели и похорон мне было очень сложно. Отправляла детей в школу, ходила по дому и кричала. Мы ведь безумно друг друга любили. Всегда вместе и всегда как в первый раз. Знакомы мы были пять лет. Познакомились в соцсетях. Он был женат, я была замужем, поэтому долгое время мы просто общались как друзья. Посылали друг другу по 60 sms-ок ежедневно — и на военные темы, и на философские, и на бытовые. С ним можно было говорить обо всем!
У меня дед прошел две войны, а родной брат деда пережил Освенцим. Остался жив, так как был очень худой, высохший и спрятался в матрасе, когда немцы расстреливали последних заключенных. Бабушка во время Великой Отечественной войны прятала у себя раненых. Я с детства интересовалась темой войны и даже мечтала стать летчиком, водителем. Так что и фильмы, и песни нам нравились одинаковые. Нам было интересно разговаривать.
Когда отношения явно перестали быть дружескими, я сказала Славе: «Наверное, мы что-то делаем не так. Так нельзя. Давай мы попытаемся восстановить отношения в наших семьях». Он согласился. Все лето мы отчаянно пытались, но однажды он пришел в магазин, которым я руководила, со словами: «Я ушел из семьи. И сделаю все возможное, чтобы ты была рядом со мной».
Я растерялась: устоявшийся быт, дети, о благополучии которых невозможно не думать. Но Слава уверенно шел к своей цели, и уже к Новому году мы переехали на съемную квартиру. Иногда я говорила ему: «Сколько можно! Живем вчетвером на съемной квартире». А он отвечал: «Зато вместе». И это успокаивало.
Мои мальчики — им сейчас 9 и 15 лет — приняли Славу абсолютно. А со временем даже стали называть его «папаня». Несмотря на то что Слава любил и содержал своих родных детей (парням 17 и 21 год), он захотел оформить опекунство и над моими мальчиками. Но не успел. Мой младший сын очень похож на Славу внешне и манерами. Мне кажется, Слава действительно любил их — они это чувствовали и тоже его любили. Каждый вечер с младшим сыном они гуляли, катались на велосипеде. Со старшим была другая программа: лыжи, сноуборд, боулинг, теннис. Славу обожали все, он был очень открытым, добрым, ответственным и обаятельным.
А еще он спас мне жизнь: когда во время беременности внезапно открылось кровотечение, меня забрали в больницу, ввели очень сильный наркоз, из которого я никак не могла выйти — у меня случилась клиническая смерть. Врачи сдались. А Слава четыре часа упорно боролся за мою жизнь и вернул меня в сознание. Когда он меня спасал, я уже была в «белой комнате» — там было хорошо и спокойно. Потом он рассказывал, что я вытянулась, стала, как пружина, а он кричал мне, приказывал вернуться, бил по лицу, звал, не давал уйти. И знаете что? В своей белой комнате я вдруг увидела врывающееся в нее лицо Славы. И отреагировала.
После этого случая я закрыла свой магазин и стала… его личным водителем. Дело в том, что Славу сильно тяготили командировки за границу, на время которых мы вынуждены были расставаться. Он оставлял нежные любовные записочки, записывал колыбельные — ведь мне было крайне сложно уснуть без его голоса, запаха. Он очень любил заботиться. Но колыбельных из другой страны нам все равно было мало. Просто бросить все было нельзя — по сути, Слава тянул на себе две семьи, денег нужно было много. Как-то он приехал и сказал, что все-таки увольняется, но становится частным инструктором и во все свои поездки на тренинги отныне берет меня с собой. Тогда я сдала на права и стала его возить. Нагрузки у него были колоссальные, садиться за руль самому было бы уже слишком. И хотя он сопротивлялся, чтобы его возила женщина, со временем этот психологический барьер переступил. Мы с ним будто слились: где он, там и я. Он спас меня, и я посвятила себя ему. В его блокноте на последней странице я нашла список того, что он хочет для меня сделать. К примеру, угостить тортиком, купить платье или туфли — все это он очень любил. Знал, что в детстве я болела астмой, и на лестницах, и в походах в горы всегда таскал меня на себе.
25 августа 2014 года мы приехали к Славе в зону АТО. Он нас не встретил, но заранее продумал, где разместить, и мы обосновались. В два часа ночи пришел замученный, уставший, пропахший порохом. «Ты что делал?» — спрашиваю. «Та, минировал мосты», — ответил он. Оказалось, Слава первым вошел в Новоазовск. Сам смастерил взрывчатку, сам подбил танк и БТР, остановил вхождение войск противника в город. До утра мы проговорили. Он все время повторял, чтобы мы с детьми как можно меньше упоминали, что мы — его семья. Потому что вокруг много переодетых предателей.
Говорил, что общался с противниками, и они уверены, что находятся на территории России, а мы, Украина, на них напали. Слава водил их, показывал билборды, вывески на магазинах — мол, ты глянь, язык-то украинский, какая Россия? Они же были уверены в двух вещах: что они на учениях и что это украинцы напали на российские земли.
Рано утром Слава позавтракал, и тут его срочно вызвали в штаб. Подхватился, не надев даже бронежилет, который практически не снимал. Ушел… и не вернулся. Ребята сказали, что он подорвался в машине на противотанковой мине. Правду о том, что со Славой случилось, никто не скажет. Когда он ушел в штаб, дети сообщили: «Мам, ты видела, что Слава плакал все утро? Плачет, умоется — и снова плачет». Может, чувствовал что-то? Мы ведь со Славой расписались 14 августа — за 12 дней до его гибели. Я была беременна, но в первую же ночь после страшной вести у меня открылось кровотечение. Меня отвезли в ближайшую больницу, в Запорожье. Обкололи. Потом были похороны. Все это время я держалась на кровоостанавливающих уколах. Позже мне сказали, что моя беременность замерла. Но я настолько хотела, чтобы у меня остался ребенок от Славы, что не соглашалась ни на какие операции. Стала ходить по профессорам, и никто не мог спасти ребенка. Через два дня снова началось кровотечение, и я снова попала в больницу. И вот лежу в палате и вдруг замечаю, что на подоконник сел голубь. Причем голубь не серый, не черный и даже не белый, а цвета хаки — кремово-бурых оттенков. Редкий окрас. Сел и смотрит на меня. Моя мама заметила и говорит: давай его покормим. Насыпала хлебных крошек на карниз через окно. Налетели другие голуби, стали клевать, а этот… даже не подошел. Сидит и глаз с меня не сводит. И тут я понимаю, что это Слава! Немедленно встаю, иду на УЗИ, прошу: «Посмотрите меня, мне был знак, все должно быть хорошо». Увы… В этот же день мне делают операцию, но на этот раз с местным наркозом. После чего привозят в палату, и голубь снова прилетает! Только на этот раз он заходит через открытое окно на подоконник. Не боится — стоит и смотрит на меня, чуть ли не в глаза мне заглядывает. Я тоже смотрю на него, и вдруг становится так тепло… «Славочка, сонечко, — говорю голубю, — со мной все хорошо. Я жива, я буду жить». И только после этих слов голубь улетел».

Участник АТО

Галва Вячеслав Анатольевич

МВС
Киевская область
Батальон патрульной службы милиции особого назначения "Азов"
41 год
04.01.1973 – 26.08.2014
погиб в Новоазовском районе Донецкой области
Потомственный военный, Вячеслав начал свою офицерскую карьеру после окончания в 1994 году Киевского высшего общевойскового командного училища. Занимал должность командира разведывательной группы специального назначения.
В 2000 – 2001 гг. проходил боевую службу в республике Сьерра-Леоне в составе миротворческих сил ООН. Три года спустя снова вошел в состав миротворческого контингента в этой стране.
Еще в курсантские времена за Вячеславом закрепилось прозвище «Кузьмич» - так звали одного из главных героев его любимого комедийного фильма об охоте и рыбалке. Как и его экранный прототип, он был веселым, открытым и общительным человеком, любил природу.
Вячеслав Галва был уникальным инструктором. На основе полученных за свою жизнь знаний он разработал авторскую четырехдневную методику интенсивного обучения. По словам бойцов батальона «Азов», за четыре дня они получили от Галвы больше знаний и умений, чем за все предыдущие годы тренировок с другими инструкторами. Многие так и говорят: обязаны ему жизнью. Описывая его личные боевые навыки, сложно найти то, чего он не умел: разведчик, сапер, водолаз, снайпер, парашютист, специалист по ближнему бою, тактико-огневой подготовке, военной медицине и выживанию.
В 2010 году полковник вышел в отставку, хотя полностью военное дело не оставил - работал в компании, которая занималась разработкой военного снаряжения.
С началом АТО боевой офицер отправился в Донецкую область, где одним из первых встал на защиту города Мариуполь. Полковник в отставке, он вступил в добровольческий батальон в звании рядового.
Погиб Вячеслав под Новоазовском во время выполнения боевого задания. Сослуживцы вспоминают его как настоящего профессионала и надежного товарища. Он был примером для других и за несколько дней мог научить солдата тому, чему учат много лет. Вячеслав был инструктором, который не только учил, но и сам шел в бой.
Похоронили героя в Киеве на Берковецком кладбище.

Другие

Помощь семье участника боевых действий Ильи Толочко погибшего в АТО: жене Елене и дочери Анастасии

ПОДРОБНЕЕ ПОМОЧЬ
Собрано: 0 грн.
Необходимо: 10 000 грн.

Помощь семье погибшего участника АТО Александра Грузовенко: жене Ирине и двум сыновьям: Олегу и Егору

ПОДРОБНЕЕ ПОМОЧЬ
Собрано: 1 000 грн.
Необходимо: 20 000 грн.

Помощь семье Романа Чернобая, погибшего в АТО: жене Татьяне и сыну Матвею

ПОДРОБНЕЕ ПОМОЧЬ
Собрано: 0 грн.
Необходимо: 10 000 грн.

Помощь семье Третяка: жене Оксане и трем детям: сыну Андрею и дочкам Татьяне и Юлии

ПОДРОБНЕЕ ПОМОЧЬ
Собрано: 200 грн.
Необходимо: 20 000 грн.

Помощь семье Арнаута Дмитрия: жене Ольге и двум дочерям Виктории и Кристине

ПОДРОБНЕЕ ПОМОЧЬ
Собрано: 0 грн.
Необходимо: 20 000 грн.

Помощь семье Дениса Лесняка: жене Татьяне и дочери Ладе

ПОДРОБНЕЕ ПОМОЧЬ
Собрано: 0 грн.
Необходимо: 10 000 грн.

Помощь семье Новицкого Виктора: жене Наталье и сыну Богдану

ПОДРОБНЕЕ ПОМОЧЬ
Собрано: 0 грн.
Необходимо: 10 000 грн.

Помощь семье Сергея Чередниченко-Москаленко: жене Наталье и сыну Тимуру

ПОДРОБНЕЕ ПОМОЧЬ
Собрано: 0 грн.
Необходимо: 10 000 грн.

Помощь семье Максима Доника: жене Любови и сыну Артему

ПОДРОБНЕЕ ПОМОЧЬ
Собрано: 1 000 грн.
Необходимо: 10 000 грн.

Помощь семье Степана Усса: жене Светлане и сыну Данилу

ПОДРОБНЕЕ ПОМОЧЬ
Собрано: 50 грн.
Необходимо: 10 000 грн.

Помощь семье Сергея Ткаченко: жене Марине и дочери Эвелине

ПОДРОБНЕЕ ПОМОЧЬ
Собрано: 0 грн.
Необходимо: 10 000 грн.

Помощь семье Юрия Короля: жене Ольге и трем дочкам: Татьяне, Оксане и Ольге

ПОДРОБНЕЕ ПОМОЧЬ
Собрано: 0 грн.
Необходимо: 30 000 грн.

Помощь семье Руслана Алимова: жене Тамаре и детям: дочке Руслане и сыну Виктору

ПОДРОБНЕЕ ПОМОЧЬ
Собрано: 600 грн.
Необходимо: 20 000 грн.

Помощь семье Альберта Падюкова: жене Ольге и сыну Артуру

ПОДРОБНЕЕ ПОМОЧЬ
Собрано: 0 грн.
Необходимо: 10 000 грн.

Помощь семье Колесниченко Сергея: жене Татьяне и сыну Максиму

ПОДРОБНЕЕ ПОМОЧЬ
Собрано: 8 741 грн.
Необходимо: 10 000 грн.

Помощь семье Виталия Гуськова: жене Виктории и сыновьям Матвею и Мирону

ПОДРОБНЕЕ ПОМОЧЬ
Собрано: 1 691 грн.
Необходимо: 20 000 грн.