Наша деятельность

Никогда не отказывался быть там, где наиболее тяжело – История семьи Гончарук

Никогда не отказывался быть там, где наиболее тяжело – История семьи Гончарук

Знакомство и семейная жизнь

Мы познакомились в 2002 году, у нас была любовь с первого взгляда. Я пошла служить в армию, чтоб быть рядом с мужем. К тому же работала бухгалтером.

Виталий всегда говорил, что не хочет видеть наших слез. «Светлана, улыбайся. И все будет хорошо». Невозможно было долго на него обижаться, потому что приходил с цветами и словами: «Солнышко, все хорошо». Всех баловал сюрпризами. Ночью перед днем рождения дочки украшали комнату: шариками, цветами, подарками. Вдруг собирались в кинотеатр, отменяли все остальные планы.

Помню историю, которая была еще до войны. Я была в госпитале в Харькове, потому что сильно заболела, а муж - в Донецке. Он позвонил, поинтересовался, как я. Помню сказала, что плохо, потому что очень одиноко. Виталий пообещал позвонить после обеда, как отдохнет после дежурства. Когда он звонил, я как раз вышла прогуляться на улицу. «Ну что ты, солнышко, проснулась, все хорошо?»,- смотрю - передо мной муж с цветами. Мне ни слова не сказал. Хотел сделать сюрприз.

Курьером кто-то от правил шикарный букет цветов, когда я отдыхала на день рождения в санатории в Трускавце. Сначала не смогла понять от кого они. Муж в зоне АТО - он не смог бы. Оказалось смог. Сказала мужу, что получила от кого-то букет, но не знаю от кого. Виталий еще шутил, как это я не на него сразу подумала.

Взаимоотношения с детьми

Муж был хорошим человеком и семьянином. Дочку любил как свою родную (ред. дочка от первого брака Светланы) и с сыном имел хорошие отношения. Всегда старался проводить с ними больше времени: помогал с уроками, устраивал шопинг. Но времени постоянно не хватало, потому что были дежурства, командировки…

Сын сказал, что хочет быть военным, как папа, потому после 9 класса пойдет в Суворовское. Единственное, хочется, чтоб занимался финансами. Например, стал военным бухгалтером.

Про службу и АТО

В 2006 году меня призвали в армию, а на следующий год часть передислоцировали в Донецк. Мы служили там до начала войны. Когда начались волнения в Донецке, был приказ держать оборону части, которая была в окружении «Донецк-Авдеевка». Виталий и я 2 месяца были в Авдеевке, впоследствии его направили в Волноваху – на 2 месяца. Через некоторое время нас направили далеко от Донецка. Задание моего полка – сбивать беспилотники.

Как начались волнения в Крыму, нам приказали вывести всю технику, чтоб сберечь ее. Никто не догадывался, что будет на столько плохо. Думали, будет тихий и спокойный захват. А вышло все наоборот.

У Виталия ранений не было. В мае 2014 я привезла ему бронежилет, который получила от волонтеров. У ребят не было ни касок, ни автоматов, ни бронежилетов. Они по очереди одевали его на посты. Донецкий аэропорт был за 2 километра от части. Ребятам все время приходилось прятаться в бункер, когда начинался обстрел, потому- что не было чем отбиваться. Мы были в окружении, никто не мог добраться, кроме волонтеров. Министерство обороны ничем не помогало.

Про гибель

Муж погиб в 2015 году. У него было задание: забрать в Авдеевке аппаратуру. В «уазике» были он и водитель, им сделали «коридор», чтоб спокойно проехали.  По дороге попали в ДТП. Авария не по нашей вине, ехали пьяные из «Правого сектора» и врезались в нашу машину. В ней были боеприпасы, которые взорвались после столкновения. Машина сгорела полностью. Все сгорели. Приказ не выполнили…

Он прошел бои в Авдеевке, а из-за каких-то обстоятельств пострадал. Виталий постоянно говорил: «Я не герой». Но никогда не отказывался быть там, где наиболее тяжело. В Авдеевке остался, потому что: «Кто если не я? Я не могу оставить своих ребят».

Про поддержку и восприятие

Сначала поддерживали родные и близкие. Потом я обратилась к «Люди помогают людям». Помогают и финансами, и вещами, и подарками. Я благодарна им.

Поддерживает сын, поддерживаю я сына. Также поддерживает дочка. Она вышла замуж через год после гибели мужа. Виталий хотел увидеть, как она выходит замуж. Говорил: «Света, я очень переживаю, что не смогу вальс с дочкой станцевать. Потому что не умею. Нужно срочно учиться». Как чувствовал…Так и не увидел, что у нас теперь еще внучка есть.

Когда Виталий погиб, сын мне сказал: «Мама, я представил, что папа поехал в командировку. Просто у него нет телефона. Он не может нам позвонить, не может к нам приехать». Ему наверно так легче воспринимать. Первое время, Владислав всегда приносил к фотографии конфету или печенье. Ел и пил с фотографией в течение года. Понемногу привык, что папы нет. Сын говорит: «Мы должны быть сильными, потому- что папа не любил, когда мы плачем. Мы должны всегда улыбаться». Мы стараемся.

Я чувствую внутреннюю поддержку мужа. Знаю, что он всегда рядом. Он очень часто мне снится. Понимаю, что он за нами наблюдает, потому стараюсь делать все так, чтоб не было стыдно.

Про квартиру от министерства

Я ж не одна такая, поэтому было тяжело. Нужно было про себя напоминать, кардую неделю привозить документы. На протяжении года я боролась за квартиру. Спасибо министерству, что услышали. Нужно стучаться в каждую дверь, просто так не помогут.

За 20 лет службы муж не «заслужил квартиру». У нас не было квартиры, мы всегда снимали. Как говорит свекровь: он сделал все, чтоб мы не остались на улице. Но сам так и не пожил в собственной квартире.

Про советы женам

Главное всегда поддерживать и понимать. Там просто так не выжить. Любить и ждать. Быть с ними до конца. Дай бог, чтоб все вернулись. Не хочется войны, не хочется, чтоб погибали. Скорее бы все были дома вместе.

Хочется, чтоб все было как раньше. Когда видишь в реальности, что происходит, то это очень страшно. Хотелось бы, чтоб наши дети, внуки, только видели мир и добро.

Про жизнь сейчас

Мы остались с сыном вдвоем. Я перевелась в Киев. Свекровь предложила быть вместе, чтоб как- то друг друга поддерживать. У нас с ней прекрасные отношения. Искренне благодарна ей за все. Мы вместе переживаем утрату. Хоть и прошло больше 2 лет, боль не уходит, просто привыкаешь с ней жить.

Сыну очень тяжело. И мне было очень тяжело ехать в командировки, оставлять его. Понимаю, что нужна ему. Но я дала присягу, потому должна выполнять приказы. Сын говорил: «Мама, я понимаю, что ты не можешь отказаться». Как муж говорил: «Мне нужно ехать. Я должен быть там, где все ребята». Также и я. Если мне сказали, что нужно ехать – я еду. Было одиноко и скучно без детей. Но когда знаешь, что тебя ждут – ты возвращаешься.

Сложно финансово, потому что работаю одна. Зарплата не очень высокая, хоть и военнослужащие. Все равно это копейки. Главное, чтоб было здоровье, а все остальное заработаем. Нужно идти только вперед, не опускать руки, потому что кто как не я? Я продолжаю жить и служить.

Мои 14 лет супружеской жизни были очень хорошими. С мужем всегда было весело, не было времени скучать. Очень позитивный и хороший человек был, его все любили и уважали. Почему- то гибнут именно такие. Я надеюсь, что сын будет похож на Виталия. Потому что по характеру похож на отца: такой же добряк.


Евгения Луценко

«Разговоры с женами» - история Наталии Бондар

«Разговоры с женами» - история Наталии Бондар

«Я НЕ ПОЗВОЛЮ, ЧТОБЫ МОЯ СЕМЬЯ ВИДЕЛА ВЕСЬ ТОТ УЖАС»

Знакомство в метро, общие мечты и детвора в доме…Семья Василия Бондаря сейчас один целый, неразрываемый круг. «Папки» с ними нет два года, но воспоминания остаются. История Наталии про сильный характер, веру в завтрашний день и несокрушимость духа, когда приходит страшное известие.

- Вспоминается ли Вам знакомство со своим мужем?

Конечно, я в метро наступила ему на ногу. Давка такая, после работы еще и без настроения была. Извинилась, а потом вышли на одной остановке: «А ну подождите, я еще не извинил Вас!». Обменялись телефонами, начали общаться.

-Чем удивлял Вас муж?

Любил делать подарки, радовал меня всегда, со временем нашу детвору. (Авт. – сын Ярослав и дочка Оля). Праздник, когда он дома. Его доброта была всеобъемлющая. Моя мама называла его своим сыном. Василий был другом, мужем, прекрасным отцом. Страшное слово - был, но от этого никуда не денешься. А еще его шутки. Родом из Одессы, поэтому имел хорошее чувство юмора.

- Как принял решение пойти на Восток?

«Я должен пойти, кто если не я». Стоял еще на Майдане. Работал таксистом, каска всегда была при нем. В случае чего вывозил людей. Ездил на КАМАЗе, возил две бочки горючего. Постоянно под угрозой, попал под обстрел. Его выбросило из машины, колесом перебило ногу. Когда приехал, это был уже не мой Вася. Не было той улыбки, того азарта. Разговаривал, но уже не так. Даже в больницу не ходил. Связь з побратимами ни на секунду не терял, жил душой там. Еще хромал, но решил ехать. Всех обзвонил и договорился, что поставка одного бензовоза в АТО будет его. Поехал… Это был октябрь 2014 года, в декабре вернулся домой на Новый год. С детворой вместе пекли торт. Уже тогда знал, что поедет в Дебальцево. Был настороженным… Даже не разрешил мне провести его на вокзал.

- Что чувствовали перед отъездом?

Все плохие мысли я отгоняла от себя, вообще стараюсь смотреть на вещи позитивно. Перед тем, как ему ехать, я суетилась, а он лежал и молчал. Присела возле него, говорю, что все будет хорошо, главное не накручивать себя. «Посмотри, какие у нас чудесные дети, что я могу без тебя, и ремонт еще надо делать». Он сказал: «Мне так кажется, что ремонт ты будешь делать без меня». Когда звонил, а это было редко, рассказывал, что ситуация очень страшная. Но никогда не жаловался. 13 февраля утром пришел наш кум и сказал, что его нет. Когда попал под обстрел, Вася сказал, что это его второй день рождения. Его выкопали из-под земли. Телефон одолжил у друга, куда записал три номера: мой, кума и моей мамы. В тот момент как раз выносил воду и говорил с кумом. Потом прямое ранение в сердце, дошел до блиндажа и все…Дальше началась другая жизнь. Я тогда путала день и ночь, детям не говорила до последнего. Почти месяц экспертиз (так как документов не было, его опознали по татуировкам) и только тогда похороны.

- Кто помог справиться с болью?

Дети, они за этот период очень повзрослели. Так сложилось, что в одном классе с Ярославом училась Маргарита Марченко. Ее папа погиб в аэропорту. Кто -то из детей проговорился, но не могли понять, чей именно папа. Он пришел со школы, сразу за уроки, а потом позвал поговорить.  «Я что-то не понимаю, наш папа погиб?». Тогда подошла Олечка. Это был страх, описать тяжело. Моя мама узнала тогда, когда и дети. Все до последнего не знали. Я понимала, если начну себя жалеть, будет паника и истерика. Поэтому улыбаюсь, иногда тяжело, но по-другому никак.

- О чем мечтают сейчас дети?

Оля сказала, что хочет быть полицейской, и форма ей буде идти. Ярослав - военным. Для меня это, честно говоря, тяжело. Время покажет. Первого сентября все шли с папами, у военных были медали. Наш папа тоже обещал, и медали дали, но посмертно. Дети улыбались, только глаза - полные слез. Я не дала им замкнуться в себе. Постоянно говорили. Сейчас мы одно целое, один кулак. Ярослав стал стеной. Он нам не дает плакать, двумя крыльями обернул нас. Моя защита, мое счастье, мой смысл жизни. Дети – это лучший подарок.

- Чему научились у мужа?

Не сдаваться и не опускать руки. Постоянно вперед. «Расслабляться у нас нет времени»,- говорил мой Вася. Сначала просила его не идти, но услышала только: «Я не позволю, чтоб моя семья видела весь тот ужас». Жизнь повернулась в другую сторону. Необходимо ценить друг друга и радоваться каждому дню, потому что мы не знаем, что может быть завтра. Никто не знает… Те проблемы, которые есть в сравнении с тем, чего уже не вернуть, уже не кажутся проблемами. Жизнь не повернуть, но иногда очень хочется, особенно в моменты, когда так нужно что-то сказать.

«РАЗГОВОРЫ С ЖЕНАМИ» - история Ларисы Пономаренко

«РАЗГОВОРЫ С ЖЕНАМИ» - история Ларисы Пономаренко

«Человек живет до тех пор, пока его вспоминают».

Лариса Пономаренко не сидит на месте, не останавливает жизненный темп, в сердце хранит любовь к своему мужу – Виталию Благовисному, который погиб в 2015 году неподалеку Авдеевки в Донецкой области. Как живет семья Виталия сегодня и каким его помнят жена и дочки, читайте в интервью.

Как вы познакомились?

Все очень банально. Он со своим двоюродным братом пришел к нам в гости. Мы с мамой только переехали, начали мебель расставлять. Все произошло после его дня рождения 14 ноября, а уже 16 мы познакомились. И все, 20 лет были вместе. Встречались месяц, и потом он сделал предложение. Я сразу согласилась. Это была любовь с первого взгляда. Мне не нужно было к нему привыкать. Возможно в 20 лет мы все одинаковые, но это была настоящая любовь.

Что вы любили делать вместе?

Мы все делали вместе. Когда у нас родились дети, он помогал менять подгузники, вставал ночью. Вместе ходили и на рыбалку и в кино. В Киеве мы жили рядом с парком Победы, поэтому гуляли там каждые выходные.

Какие отношения были у дочерей с отцом?

Самые лучшие, какие только могут быть. Я работала в кино около 8 лет, поэтому часто ездила в командировки. Дочери оставались с папой. Он заплетал им косички, отводил в школу, сам шел на работу, забирал со школы. Все время они проводили вместе. Муж с детьми ездил на Майдан. Как раз в тот день, когда начался обстрел. Они обманывали меня, говорили, что пошли в магазин. Я не верила. Они ехали с Майдана на 18 троллейбусе, проезжали мимо моей работы. Дочка еще сказала: «А если сейчас мама будет ехать?» И я зашла в этот троллейбус, в котором они ехали.

Какое у Виталия было отношение к мобилизации?

Летом показывали сюжет про его товарища по службе, который демобилизовался и пошел в АТО. Виталик мне сказал, что тоже пойдет. Я была категорически против. Как это ты пойдешь? У меня непредвиденная болезнь, у нас двое детей, с кем они останутся?

Вы не знали о намерениях мужа?

Я даже не подозревала, что у него есть какие-то планы идти в АТО. Мы эту тему больше не обсуждали. В то время он работал на Киевском море, официально ловил рыбу. Было затишье. Сказал, что поедет в Киев искать временный заработок. Оказывается поехал в Вышгород. Там его сняли с учета, в Киеве поставили, вручили повестку. Он уже все прошел и знал, когда будет ехать. Пришел домой и объявил. Я плакала. Отговаривала. По-разному: по-хорошему, по- плохому. Но он даже не слушал.

Как он аргументировал?

Я не трус. Я пойду защищать нашу Родину. Ни я, ни дети не могли повлиять на это решение. Невозможно было его отговорить. Он сделал это сознательно. Виталий понимал, если я узнаю, то будет скандал и уговоры. Поэтому он сразу принес повестку. Мой муж сказал, что там молодые парни и мужчины его возраста. «Потом через какое-то время, что я буду говорить? Что я прятался за твоей юбкой?» И все. Пошел.

Какая реакция была у дочерей?

Я думаю, что они гордились. Но в силу свого возраста не осознавали, на сколько это может бать опасно. На волне патриотизма они думали, что это правильный выбор.

Как поддерживали связь?

Мобильная связь. Я очень переживала. В армии он был электриком связи, потому и сейчас учился на электрика. «Ничего страшного.  Буду  там связь настраивать ». Меня это успокаивало. Первый раз его отпустили домой на Пасху, перед тем, как поехать в зону АТО. Уговаривать смысла не было. Просто переживала, куда он попадет, кем он будет. Он ничего мне не рассказывал.

Когда уже поехал, сообщил, что попал в Днепропетровскую  область в 93-ю механизированную бригаду. «Я буду сапером». Я даже по телефону рассмеялась. Как сапером? Учился на электрика, а будеш сапером? «Нас направили, не хватает людей». На 1 сентября он снова приезжал домой. Я попросила его одеть форму, пойти к девочкам в школу на 1 сентября. Он сказал «Та зачем». Был скромным. Не имел показушности, не хвастался этим. После этого сразу уехал. Он трижды приезжал. Дважды я его провожала на вокзал, расстраивалась. А на третий раз успокоилась. Была уверена, что еще немного и он будет дома. Не плакала, была спокойна.  Мы общались каждый день: с утра и вечером после заданий.

Дочки были очень близки с отцом. Как они восприняли гибель отца?

Это для нас было очень сложно. Нам всем троим было тяжело. Какое-то время даже поверить было сложно. Не знаю, сколько нужно сил, чтоб все пережить. Мне было 18, когда умер мой отец. Мне было тяжело. И всю жизнь мне его не хватало. Сейчас я девочкам говорю: был бы отец, он бы поговорил с Вами. Когда теряешь близкого человека, очень тяжело морально пережить утрату.

Кто вас тогда поддерживал?

Нас поддерживало много дымерских людей (авт. Дымер - пгт. Киевской области). Обычных людей, не чиновников. Кажется после похорон пришла моя знакомая и говорит: «Вот тебе передали 200 гривен».  Я понимаю, что у людей тоже могут быть трудности. Потом я познакомилась с гражданской платформой «Люди помогают людям». Они помогали материально, с поступлением в университет, просто звонили.

Такая разносторонняя поддержка помогла не останавливаться?

Конечно! Благодаря разным и неравнодушным людям понимаешь, что стоит бороться и жить дальше. Твоя жизнь не остановилась. Если б не было этой     поддержки, возможно ты опустил бы руки, жил бы в кладовке. Когда строишь планы на жизнь, думаешь о своим будущем, а потом все в один момент разбивается на маленькие части…У тебя опускаются руки. Ты не знаешь, что делать. Твой муж вроде бы защищал эту страну и все, что у него было, он отдал. А к тебе люди поворачиваются спиной. Я считаю, что поддержка неравнодушных людей стимулирует. Хорошо, что есть такие люди.

Семьям сейчас очень важно получать такую поддержку?

Конечно. Жаль, что со стороны государства не существует программ реабилитации для таких семей. У нас все держится благодаря фондам, неравнодушным людям и волонтерам. Мы остаемся со своими проблемами. Мне очень не хватает мужа. Но благодаря всем этим событиям, я посмотрела на жизнь с другой стороны и познакомилась со многими добрыми людьми. Для меня это очень важно. Благодаря таким людям можно решить много моральних трудностей. В нашей стране объединяет горе. Было бы хорошо, если б мы познакомились при хорошей жизни.

Коллеги по службе поддерживают с Вами связь?

Мы созваниваемся с командиром. И есть несколько его товарищей. Я не могу сказать, что мы дружим. Это были друзья моего мужа, с которыми он познакомился там. Я с ними не общалась, пока мой муж был жив. Что можно сказать незнакомому человеку? У каждого своя семья, заботы. Я понимаю, что жизнь продолжается. Ты уже ничего не можеш изменить, поэтому надо двигаться дальше.

Чем вы сейчас занимаетесь?

Я записалась в бассейн, хочу сдать на права, а летом поехать на экскурсию за границу. Стараюсь не сидеть дома. Чем больше сидишь дома, тем больше в этом копаешься. Нужно, чтоб голова все время была занята. Нельзя останавливаться. Если ты останавливаешься, то все это тебя разрушает изнутри.

Какой у вас девиз по жизни?

Все, что нас не убивает – делает нас сильнее. Мне было очень сложно, когда погиб муж. Не хотелось просыпаться,  вставать с постели, что-то делать. Но я знаю, что это меня бы убило. Как могла, брала себя в руки, какое-то время принимала антидепрессанты. Мне нужно было добиться льгот, ходить по чиновникам, справки брать. Благодаря этим действиям, я такая. Если Бог послал нам испытания, то нам надо их пройти. Нет непосильной ноши. Мы не можем ничего знать наперед. Мой муж родился и погиб 14 ноября. На свой день рождения. Я не могла в это поверить. Потому-что у него ж сегодня день рождения. Не может такого быть. Может.

Как вы справляетесь в этот день?

Раньше мы сидели за столом, а тепер на кладбище. Я не чувствую, что там мой муж. Меня не тенет на кладбище, я не могу там проводить время, я не могу там с ним разговаривать. Дома я мысленно с ним разговариваю. Это успокаивает. Я стараюсь мириться с тем, что такова моя жизнь. Все испытания, которые мне нужно пройти, я обязательно пройду.

В душе муж всегда с вами? Чувствуете его поддержку?

В душе мой муж всегда со мной. Мне муж часто снится. И всегда по-хорошему. Он снится, как живой. Нет плохих опущений, все как в обычной жизни. Я знаю, что душа человека не умирает. Человек живет до тех пор, пока о нем помнят. Он как ангел-хранитель оберегает. Если у тебя что-то не выходит, он обязательно найдет тех людей, через которых он тебе поможет.

Какая помощь вам сейчас нужна?

Дети, знакомые – это все, что я имею. Сейчас мне этого достаточно.

 

Евгения Луценко

«Разговоры с женами»- история Наталии Мостипан

«Разговоры с женами»- история Наталии Мостипан

ВЕТКА ЖАСМИНА, КОТОРАЯ ИЗМЕНИЛА ЖИЗНЬ

История Александра и Наталии началась 12 лет назад. Она занималась легкой атлетикой, прыжками на батуте, он – кандидат в мастера спорта по легкой атлетике. Только со временем заметили друг друга и стали встречаться. Вскоре родилась старшая доченька Ярослава, а когда муж закончил педагогический институт – младшая Ника. Александр часто менял место работы. Любил детей, находил подход к каждому, стремился развиваться. Он успел поработать и учителем математики, и осуществить мечту делать что-то собственными руками. Наталия занималась декором, муж – изготовлением мебели. Так появилось общее дело.

С рождением дочек семья стала еще крепче. Все обязанности делили поровну. «Кто научил детей готовить… Саша»,- делится воспоминаниями жена. После работы выпекал кексы, пока она еще училась. Удивительно вышло со схожестью девочек. Ярослава похожа на маму, а Ника полностью на папу. Но обе не отпускали его после работы, проводил с ними время, пока не заснут.

Когда муж объявил о своем решении пойти воевать, Наталия долго плакала… Отец Александра стоял на Майдане. Поэтому, когда он спросил сына готов ли он воевать за Украину, тот ответил утвердительно. Вариант отказаться был невозможным. В определенном смысле это было обещание отцу. Наталия смирилась с этим и начала помогать. Муж оберегал ее от страшных новостей и многое не рассказывал. Жена вспоминает также и смешные истории. Когда ходили в разведку, муж оглядывается, а человек, который прикрывает сзади, ромашки нюхает. Вот такое прикрытие...  Или наряжались викингами. Для позитива всегда находил время. Он был первым человеком на Востоке, который, как только приехал, взялся за строительство кухни и душа, чтобы всем было удобно. «Знал, как свои таланты и там проявить».

Момент потери…Наталия пошла в военкомат за документом, что ее муж все- таки на Востоке. Тут к ней подошел какой-то мужчина и подарил веточку жасмина. Сразу промелькнула мысль: «Так делал мой Саша, и как -то аж сердце кольнуло». Начала звонить, сказали – связи нет. Под вечер на одном из каналов сообщили , что погибли 7 человек из 28-й бригады. Там был и Александр…Состояние тогда было чрезвычайно тяжелое. Почувствовала сильную жалость к себе, потом агрессию к войне. Все, что мама могла сказать детям «Папа превратился в ангела и полетел к Богу». Неделю я не могла прийти в себя. Его родители до сих пор не признают утраты, но Наталия считает, что обманывать себя – это плохой пример для детей. «Душа вечна, Саша живой, только в другом измерении. У него свои духовные планы и духовная жизнь».

У детей была сильная психологическая травма и у каждой из девочек – своя реакция. Ника, поскольку очень похожа на отца, страдала от потери родной половинки. Недавно она опять вспомнила, что ей приснилось возвращение папы… Яся же закрылась, и держала боль в себе. Они активно занимаются спортом в свободное время. Верховую езду от мамы переняла Ника. Заняты ежедневно.

Справиться с печалью Наталии помогла работа над собой. Первые годы погрузилась в работу. Сейчас помогает вдовам и деткам справиться с их болью. По собственному опыту может подсказать: не надо жалеть себя, необходимо найти какое - то увлечение, войти в состояние творчества. Все может наладиться, если в это верить. Тогда мир начинает играть другими красками. Жене Александра помог бег, рисование на стенах.  «В этом я нашла какую-то медитацию». Спорт делает нас более сильными и выносливыми. Если ты пробегаешь десять километров, то понимаешь, что любая сложная ситуация уже не кажется такой. Спорт – это сила.  «Все, что делаю и к чему стремлюсь, приносит мне удовольствие и мотивацию.  К тому же, я пример для своих детей».

Ирина Пельц
«Разговоры с женами» - история Алены Толочко

«Разговоры с женами» - история Алены Толочко

Время не лечит…

Встреча з Аленой Толочко, муж которой, Илья, погиб в январе 2016 года в Луганской области.

Про жизнь сейчас

Сейчас нам очень тяжело, постоянно занимаю себя какими-то делами, чтобы не думать про трагедию. Моя дочка, Настя ходит в детский садик, у нее много дополнительных занятий. Посещает кружки по танцам, английскому языку, она у нас очень активный ребенок.

О маленькой помощнице

Настя всегда говорит: «Мама, не плачь, пап смотрит на нас с неба». Когда на небе солнце светит, она говорит, что папа смеется. Каждые выходные мы приходим к папе на могилу, она разговаривает с ним. Настя всегда поддерживает меня и обнимает, целует, говорит, что папа с нами когда очень тяжело. Она любит помогать, но по-взрослому (смеется). Чаще на кухне время проводит, а не игрушки собирает. Она гордится своим папой и ждет, когда война закончится, чтоб он приехал домой. Ребенок не осознает до конца то, что случилось, часто забывает про трагедию. Тяжело отвечать когда она говорит: «Я соскучилась, хочу к папе».

Но Настя гордится им, потому что папа - герой. Я так воспитываю дочку, чтобы она знала, что Илья защищал нашу страну. Для меня очень важна память о нем.

О знакомстве с будущим мужем

Когда мы познакомились, я еще в школу ходила. Это было 8 марта, он только пришел из армии, такой высокий, красивый, я сразу обратила на него внимание. Илья был мне другом, не только мужем. Помогал во всем, всегда видел и понимал, когда что-либо было не так. Важное место в его жизни занимала мама. Каждую весну он дарил мне разные цветы, даже маленькие букетики, но дарил. Я скучаю за ним… Столько планов было на будущее, а теперь все сломалось.

О решении идти в зону АТО

Еще в 2014 году Илья хотел идти на майдан, ноя его не отпускала, потому что Настя еще маленькая была. Он ходил туда, но не надолго. Потом, в 2015, пришла повестка. Илья сказал, что Насте уже 2 годика, что он в армии служил, нужно пойти. Чтобы я не говорила, он пошел сразу на второй день после повестки. Сказал, что мужчины все там, и ему нужно быть там. Он часто звонил, подбадривал нас, говорил, что все хорошо.

Бывало так, что Илья надолго исчезал из сети, несколько раз даже прощался с нами. Тогда вся семья переживала. Я скучала за ним, но он меня так успокаивал, что не волновалась совсем, даже не почувствовала, когда случилась трагедия. Этот сигнал тревоги больше Насте передался. Каждую ночь она просыпалась в истериках, звала папу, с утра он с ней поговорил, успокоил, а ночью все начиналось сначала. Наверное, это был знак, что что-то не так. Хотя Илья все скрывал, у него всегда все хорошо. До последнего не верила, что это он погиб. Сейчас уже прошло время, смотрю на памятник и понимаю, что произошло.

О том, кто поддерживает и помогает

Мама сразу переехала к нам, сказала, что будет помогать мне. Мы ради Насти держимся. Психолог посоветовал, что не надо плакать при ребенке, поддерживать ее, мы так делаем.

А государственная помощь не предоставляется просто так, надо все кабинеты оббегать, документы собрать, а мне это не нравится, потому что мужа забрали очень быстро, за сутки, а как случилась трагедия- помогать не торопятся. Платформа «Люди помогают людям» поддерживает одеждой, игрушками, также важно, что люди пересылают деньги, я уже за них сапожки Насте купила.

Понимаю, что таких семей со временем становится все больше. Я когда выхожу на Михайловскую площадь, то до слез больно, что их всех уже нет, ноя очень люблю нашу Украину и то, что у нас такие мужчины. Если случается какая-то проблема- все идут горой друг за другом. И я горжусь ими. Наши мужчины лучшие.

Ирина Пельц

«Разговоры с женами» - история Елены Чернявской

«Разговоры с женами» - история Елены Чернявской

Потерянные мечты

Мы встретились с женой Александра Чернявского, который погиб в 2015 году во время сопровождения колонны с пгт Луганское в город Дебальцево. Елена с глубокой печалью в глазах вспоминает мужа и все, что довелось пережить, разыскивая его. Единственное утешение женщины – сыночек Иван, которому очень тяжело смириться с потерей отца.


Алена, расскажите, пожалуйста, где вы сейчас живете, чем занимаетесь?

Сейчас мы получили однокомнатную квартиру, делаем ремонт, понемногу обставляем нашу квартиру мебелью. У меня нет увлечений или дел, от которых я получила бы удовольствие. Сейчас воспитываю сына. Он сначала очень болезненно переживал утрату отца. Последнее время ему немного легче, он занимается танцами, карате, ходит на дополнительные занятия по теннису и английскому языку. Иван сам выбрал себе такую активную жизнь и немного отошел от трагедии, поэтому и общаться стало проще. Стал чаще рассказывать, как у него дела с обучением, про драки в школе, про оценки по контрольным работам – хорошие и плохие.

Правда ли то, что вы познакомились со своим мужем в 10-летнем возрасте?

Да, это был 4-5 класс, мы поехали в детский лагерь. Будущий муж пригласил меня тогда на танец, но потом я забыла про этот случай. Когда мне было 17 лет, я подрабатывала в кафе, и одним из посетителей был он. Я даже не вспомнила его, только лишь через 2 недели Саша сказал мне: «А помнишь, как мы танцевали вместе? Так мы и познакомились во второй раз. Сначала он поцеловал меня в щечку, потом часто заходил к нам в кафе на чай. Однажды вечером пришел, взял микрофон и сделал мне предложение пожениться, но я тогда сказала, что он не дружит с головой, но общаться мы продолжили. Потом даже вместе снимали квартиру. После еще одного предложения и отказа, на третий раз мы все-таки поженились и прожили вместе 9 лет…

Что побудило Александра пойти на Восток?

Прежде всего это работа. Однажды он пришел домой и сказал, что уезжает через несколько дней. Я очень не хотела его отпускать, плакала, скандалила. Но когда он уезжал, приняла это спокойно, провела его. Саша прошел Саур-могилу и Степановку. Был период, когда он целую неделю был вне связи. Тогда военные звонили, говорили со мной, намекали, что его уже нет. Но я чувствовала, что это неправда, что он жив. Женская интуиция не подвела, и муж снова вышел на связь. После того Александр еще раз приезжал домой, но через некоторое время опять поехал на войну.

Я думала, что самое страшное уже позади, но оказалось, что нет… Звонила ему по десять раз в день, спрашивала как дела, все ли хорошо. В тот день он должен был позвонить мне еще с утра. Но звонка не было. Муж часто не выходил на связь, это была абсолютно нормальная ситуация, но весь тот день я не могла успокоиться, вся была на нервах. Позвонила командиру, он сказал, что Саши еще нет, но скоро будет. Я перевернула весь интернет, искала новости, звонила его побратимам. Вскоре мне позвонили, сказали, что мой Саша пропал без вести. Сразу позвонила солдату, который был с моим мужем, расспрашивала во всех военных частях, опубликовала в интернете фотографии, собиралась сама ехать туда, на Восток, но военные сказали, что меня не пропустят. Через несколько дней тклкфон появился в сети. Я верила, что он жив, но прячется и не может выбраться оттуда. Звонила каждую минуту и кто-то взял трубку. Я сказала: «Саша, скажи где ты находишься, тебя заберут». Мне ответили: «Его больше нет в этом мире с нами»…

Я старалась быть спокойной, говорила с тем мужчиной, спрашивала, где он взял телефон. Этот мужчина не мог назвать мне координаты, но сказал, что если бы с ним что-то случилась, тоже хотел бы, чтоб кто-то сообщил семье. Я не верила в это, очень долго искала информацию в интернете. Найти мужа было крайне тяжело. Писала журналисту из России, который опубликовал документы Саши. Он фотографировал морги в Донецке, сбрасывал фотографии для опознания. Среди них мужа не было. Потом поехала в Днепропетровск на опознание, звонила на горячую линию в Донецк. Ездила в воинскую часть, чтоб внесли его в базу розыска. Потом все же нашла. Узнала его по родинкам и одежде.

Кто был с Вами все это время, помог пережить трагедию?

Сама все пережила…Мне звонили родственники, но я не хотела говорить. Сын был в одной комнате, я – в другой. Мы тогда не говорили про смерть мужа. Первое время я никуда не ходила, не могла ни с кем говорить и никого видеть. Но потом встретила Ларису Лисовскую, она пригласила меня и других девчат на чай. Так мы начали встречаться каждые выходные, общаться, часто рассказываем новости друг другу, нас объединило общее горе, с которым справляемся вместе.

Ваш муж любил выращивать растения в вазонах, продолжаете ли вы это занятие?

Да, сейчас у меня маленькая квартира, поэтому много вазонов отвезли к родственникам. Он очень любил сажать, и я теперь сажаю, ухаживаю за растениями. У нас есть даже лимоны, которые еще муж посадил. Пересаживать уже, к сожалению, пришлось мне самой…

 

Ирина Пельц

«Разговоры с женами» - история Ларисы Лисовской

«Разговоры с женами» - история Ларисы Лисовской

«Если бы не мой надежный тыл»

Лариса Лисовская воспитывает двух деток, вышивает украинскую одежду, помогает женам и бережет память о своем муже – Николае Лисовском, который 13 августа три года назад погиб на Саур-Могиле в Донецкой области. О том, чем живет сегодня семья и каким его вспоминают близкие, читайте в интервью.

- Как вы познакомились?

Началось все со звонка. В тот день он стоял в наряде. Позвонил что-то доложить. У нас есть тут такая девушка, хочет с тобой поговорить. Дает мне трубку, я вообще не знаю с кем разговариваю: «Добрый день, меня зовут Николай. – Меня звать Лариса.  – Можно вам позвонить? – Ну, звоните». Дала свой номер телефона, а через некоторое время сестра мне говорит, что звонил Николай. Не могла вспомнить, про кого она говорит. Снова набрал, предложил встретиться, так все и началось.

- Пойти на Восток решил сам? Не обижались на него?

Дело в том, что он кадровый военный. Когда я сказала, что может не идти ( потому что был начальником радиохимической бригады, -ред.), сказал: «Идут все, пойду и я». Даже не обсуждался тот вариант, что он может остаться. Жена офицера не имеет права обижаться. Сказано тебе, что ты должна ждать звонка, ждешь, как бы не хотелось в этот момент набрать самой. Когда начались все события, несколько раз брала в руки телефон. Наверное, о чем я до сих пор жалею, что так и не набрала его. Перед этим муж сказал, что звонить будет он сам.

- Какие неожиданные поступки мужа вспоминаете?

Колю отправляют на полигон, дома истерика. Он ушел на месяц. Тут открываются двери: стоит грязный офицер с букетом полевых цветов и казанком земляники. Я смотрю на него и не знаю, что сказать. Не передать словами, насколько сильное ощущение того, что ты нужна. У меня есть дорогой, любимый гарнитур в моей шкатулке, это его последний подарок. Если он был дома на выходных, я никогда не готовила еду, никогда сама не убирала. Я думаю, что его отношение ко мне – это самое ценное, а еще наши дети. Почти 13 лет прошло, с тех пор как мы познакомились, и если мы 5 из них провели вместе, то это очень хорошо.

- Как дети пережили потерю отца?

Анюте было 8 лет, Ивану- 5. Муж уехал в марте месяце. Дети знали, что папа на Востоке Украины. Они переживали вместе со мной. Когда Коля пропал без вести, я не стала скрывать от детей. Тем более, на 100% была уверена, что он просто ранен. Самый тяжелый момент это сказать детям про утрату, хотя и говорить ничего не пришлось. Когда забирала их от знакомой, как только вошла в дом, дочка сразу начала плакать. С Анютой был не один разговор. Почему то так складывается, что мальчики больше тянутся к маме, а девочки – папины дочки. Если Иван всегда был возле меня, то она любила свободное время проводить с ним. Когда произошло горе в семье, у Анюты проявилась сильная ревность к Ивану: «У тебя мама осталась, а у меня не стало папы». Ни с кем не хотела разговаривать, закрывалась и часами сидела в комнате. Я длительное время не могла найти к ней подход.

- Сын также реагировал?


Когда муж приходил с работы, Иван всегда пытался примерить на себя портупею, фуражку. Как-то вечером у нас состоялся разговор: «Мама, я не хочу быть военным. - Сыночек, почему ты не хочешь быть военным? - Я не хочу так рано умереть, как умер папа». Дети учатся в той же школе, где и муж учился. Там установлена мемориальная доска. Каждый раз, когда дети выходят на улицу, сын подходит к ней, снимает шапку и несколько минут просто стоит. Таким образом он как-то по-детски переживает свою боль.

- Что помогло наладить отношения с дочерью?

Однажды я просто сказала ей, что я его очень сильно люблю и любила, как и она. Мне также тяжело и просто прошу у нее поддержки. Таким образом она стала взрослеть. Поняла, что эта потеря не только для нее, но и для меня, и для ее брата. Мы очень часто вспоминаем, какой он был. Дети сейчас часто расспрашивают о нем. Что он любил,  например. Помню ли я, как мы ходили на горки кататься. Если что - то забывают, просят показать, рассказать. Мы часто говорим об отце. Я не отмалчиваюсь, всегда говорю, что у нас был и есть очень хороший папа.

- Кто стал основной поддержкой в тот момент? Что помогло справиться с собственной болью?

Определенного периода своей жизни я вообще не помню. Огромную роль в том, что я смогла подняться, сыграла моя сестра. Однажды она пришла ко мне домой и сказала: «Посмотри на себя в зеркало. Неужели он тебя такой любил? Он любил сильную, красивую женщину, которая способна решить любые вопросы». Муж всегда говорил: « Если бы не мой надежный тыл, я б не смог спокойно служить в войсках». Возможно эти слова сестры были жестокими, но они стали переломными в моей жизни. Тогда я увидела, что дети внимательно следят за мной. Смотрят, в каком углу я пытаюсь спрятаться и заплакать. Дальше именно они помогли мне выдержать. Я поняла, что должна их поднять. Тем более, в ту ночь, когда он уходил, последнее, что мне сказал: «Береги детей».
Таким образом это мне помогло.

- Чем занимаетесь сейчас?

Я работаю бухгалтером, взяла на себя очень много обязанностей по дому. Зимними вечерами люблю вышивать. Кстати, это проявилось в тот период, когда Коля ушел в зону АТО. Я очень энергичный человек по жизни и никогда не думала, что могу часами сидеть и вышивать украинскую одежду. Это очень успокаивает.

- Какие бы слова поддержки сказала тем женам, чьи мужья сейчас на Востоке Украины?

Нужно жить. Жить дальше, потому что они остались там ради нас и наших детей. Ни один из них не захотел бы видеть свою жену, свою маму, своих детей в вечном горевании и грустными. Нужно встать, пойти и жить дальше ради победы, ради себя, ради детей и общества тоже.

- У Вашего мужа день рождения приходится на День святого Николая. Как справляетесь в этот день?

Нам тяжело в эти праздники. Я с одной стороны всегда их жду, а с другой хотела бы пропустить. Это всегда воспоминания. В этот день приходят его друзья. Да, мы сейчас можем вспоминать со смехом различные курьезы нашей жизни, но потом очень тяжело собраться. На сердце опять появляется пустота, которая была после его смерти. Дети это тоже чувствуют. Утро начинается с того, что мы идем на кладбище. Они в этом году впервые согласились пойти, только теперь приняли, что папы действительно нет.

- И напоследок, какой Ваш девиз в жизни?

«Что, болит?» - меня спрашивали, но я не признавалась. - Я была гордой, - чтоб не плакать, я смеялась». Вот мой девиз. Чтоб не плакать, нужно смеяться, даже, если очень больно.

«Разговоры с женами» - история Оксаны Макидон

«Разговоры с женами» - история Оксаны Макидон

Всегда нужно оставаться людьми. История семьи Макидон

Семья погибшего 22 июля 2014 года бойца батальона «Миротворец» Виктора Макидона – жена Оксана и сын Михаил – проживают в Киеве. Оксана совмещает деятельность в общественной организации «Крылья 8 сотни» и Координационном совете Гражданской платформы «Люди помогают людям». Семнадцатилетний Михаил учится в Киевском военном лицее имени Ивана Богуна.

Впервые Оксана увидела Виктора, когда ей было 12 лет. Он только пришкл из армии. А через несколько лет, в 16, они начали встречаться. «Как говорится, любовь с первого взгляда. У меня еще была детская мечта: вырасти и выйти за него замуж. Так и вышло. Мы прожили более 20 лет, пока он не погиб»,- вспоминает Оксана.

По словам жены, решение Виктора поехать в АТО не было новостью. ОН всю жизнь проработал в милиции, никогда не брал больничный. «Он уже 4 года был на пенсии. Работал в охранной фирме. Все произошло за один день. Помню, он сказал: «Не переживай. Мы просто едем охранять порядок». Позже от друзей Оксана узнала, что это было спецподразделение батальона «Миротворец». Их набирали для зачисток, то есть первыми заходили в города.

Подразделение выехало на службу 11 июля. Первые три дня связи не было вообще. Женщина вспоминает, что во время первого разговора заплакала. Виктор тогда пригрозил, что не будет больше звонить, это помогло ей взять себя в руки. «Я понимала, что ему там тяжело. По голосу было слышно, что он переживал».

Последний разговор состоялся 22 июля. Сын Михаил вернулся с отдыха на неделю раньше. Не смотря на то, что Виктор все время проводил на работе, Михаил с отцом были очень близки. По словам Оксаны, это не были обычные отношения «отец-сын». Они были как двое мальчишек, озорничали.

В детстве сын называл папу по имени – Витя, как в американских фильмах. Во-время телефонного разговора они смеялись, Миша рассказывал, как ловил рыбу.

Помню его последние слова: я очень скучаю. Тут все не так, как говорят. Я еще говорила: возвращайся, не надо мне войны. Он не мог. «Как я буду лежать, пока ребята гибнут?»
Оксана вспоминает, что не могла заснуть той ночью. Даже стрелка часов мешала. «Виктор брал телефон у друга. Вижу звонок от Осипенко и думаю, что это муж. Вместо этого слышу: «Это я, Андрей. Вити нет». Сначала я подумала, что это шутка. Не знала, как мне реагировать. Я начала кричать. Я обвиняла Андрея, потому что он обещал беречь Виктора».

Следующие события, говорит Оксана, были как в тумане. Женщина отказывалась верить в гибель, убеждала себя, что это ложь. Позвонили из главка, сказали, что привезут в закрытом гробу. « Помню, я кричала, никакого закрытого гроба, вы привезете мне его открытым. Я не верю, что он просто так заснул и не проснулся»,- вспоминает женщина.

Самое тяжелое, наверное, когда начали сносить венки. Это осознание конца. Я их сначала выбрасывала. Я кричала, пока он не приедет в дом – никаких венков». Все время рядом был сын. Но Оксана ничего не замечала. «Когда прячешься в своей раковине, ничего не видишь. Из этого состояния очень тяжело выйти самому. Наверное, поэтому есть друзья, которые дают «волшебный пендель».

В этот период Оксану поддерживал друг семьи Михаил. Он помогал оформлять документы. Такое внимание подтолкнула Оксану жить дальше. По словам жены, первый год - это период горевания. Женщина пыталась найти успокоение в фотографиях. «Я искала любые фото. Все стены были в его фотографиях. Мы тогда еще в общежитии жили. Искала снимки, где мы вместе. Я фотографировала их с сыном, он меня с сыном, а таких, чтоб мы были втроем - нет».

Сейчас смыслом жизни Оксаны является Михаил. «Сын остается неотъемлемой частью моей жизни. Я б даже сказала, что сын – это моя жизнь. Все, что с ним происходит: учеба, какие-либо дела, во всем я участвую. Он - самое ценное, что у меня осталось».

Оксана помогает семьям, которые также потеряли на войне своих мужчин. Она работает в гражданской организации «Крылья 8 сотни», является членом Координационного совета Гражданской платформы «Люди помогают людям».

Сейчас 2017 год. Семьям очень тяжело. Их нужно доставать. Бывает, сама теряешься, закрываешься, выключаешь телефоны. Тишина, и больше ничего. Я очень рада, что девчата ко мне тянутся. Я их поддерживаю. Мы одна большая семья».

«Иногда необходимо быть жестокой. Возможно, я была такой и раньше, но вряд ли. Такая жизнь»,- делиться внутренними изменениями Оксана. «У каждого своя боль, каждый ее переживает по- своему. Один закрывается, другой пишет в фейсбуке речетативы. Но всегда необходимо оставаться людьми, горе у нас общее. Надо помогать друг другу».

Оксана признается, что с годами легче не становится. Утрата никуда не девается, поэтому женщины нуждаются в профессиональной помощи. «Я понимаю, что мне нужен психолог, потому что не могу выкарабкаться. Я постоянно утешаю себя тем, что покупаю мелочи для дома. Но оно остается внутри. Иногда сидишь дома и хочешь кричать «HELP!». Справиться самой или просто разговаривая с девчатами невозможно. Просто ничего не изменится».

Во-время нашего разговора был смех, были и слезы. В голубых глазах Оксаны не угасает жизненный огонь.  «Жизнь-интересная штука. Удачи вам. Удача нам понадобится. Все будет хорошо, все пройдет».


Евгения Луценко
Допомога родинам загиблих Героїв АТО від ТОВ «Юрія-Фарм»

Допомога родинам загиблих Героїв АТО від ТОВ «Юрія-Фарм»

У липні 2017 року на розподільчий рахунок Громадської платформи «Люди допомагають Людям», від ТОВ «Юрія-Фарм» надійшло 120 тис. грн. За рішенням координаційної ради, кошти, були розподілені між 47 родинами з дітьми загиблих учасників АТО:

  1. Родина Короля Юрія Васильовича (Закарпатська область). Залишились дружина Ольга та троє дітей: Тетяна, Оксана та Ольга.  Отримали 3000 грн.
  2. Родина Третяка Петра Анатолійовича (Запорізька область). Залишилися дружина Оксана і троє дітей: Андрій, Тетяна і Юлія. Отримали 3000 грн.
  3. Родина Бабича  Ярослава  Леонідовича (м. Київ). Залишились дружина Лариса та троє дітей: Святослав, Владислава, Дарина. Отримали 3000 грн.
  4. Родина Вдовича Святослава Петровича (м. Київ). Залишились дружина Ганна та троє дітей: Олексій, Ілля, Федір. Отримали 3000 грн.
  5. Родина Бочарова Романа Олександровича (Київська область). Залишились дружина Ірина та троє дітей: Марія, Амалія та Анна. Отримали 3000 грн.
  6. Родина Гуменюка Олександра Леонідовича (Київська область). Залишились дружина  Олена та троє дітей: Святослав, Максим, Олег. Отримали 3000 грн.
  7. Родина Кушнірука Сергія Євгеновича (Київська область). Залишились дружина Олена та троє дітей: Іван, Єгор, Олександра. Отримали 3000 грн.
  8. Родина Момота Володимира Миколайовича (Київська область). Залишились дружина Ірина та троє дітей: Владислав, Аліна та Карина. Отримали 3000 грн.
  9. Родина Юлдашева Тємура Даміровича (Харківська область). Залишились дружина Віолета та четверо дітей: Маргарита, Георгій, Аристарх та Аглая. Отримали 3000 грн.
  10. Родина Тихолоза Андрія Павловича (Херсонська область). Залишились дружина Інна та троє дітей: Катерина, Ангеліна та Олександр. Отримали 3000 грн.
  11. Родина Коношенка Руслана Сергійовича  (Хмельницька область). Залишились дружина Людмила та троє дітей: Олексій, Максим та Каріна. Отримали 2000 грн.
  12. Родина Тарасенка Юрія Геннадійовича  (Черкаська область). Залишились дружина Ольга та четверо дітей: Дмитро, Шота, Марат та Домініка. Отримали 3000 грн.
  13. Родина Леонтія Іллі Корнелійовича (Чернівецька область). Залишились дружина Світлана та четверо дітей: Михайло,  Назар, Мар’ян та Крістіна. Отримали 3000 грн.
  14. Родина Даніва Михайла Богдановича (Запорізька область). Залишились дружина Галина та двоє дітей: Роман і Вікторія. Отримали 2000 грн.
  15. Родина Козолія Олександра Володимировича (Запорізька область). Залишились дружина Оксана та донька Вероніка. Отримали 2000 грн.
  16. Родина Бурлаки Сергія Вікторовича (Запорізька область). Залишились дружина Юлія та донька Анфіса. Отримали 2000 грн.
  17. Родина Мірошниченко Меружа Валентиновича (Запорізька область). Залишились дружина Таїсія та двоє синів: Меруж і Спартак. Отримали 2000 грн.
  18. Родина Семанюка Василя Васильовича (Івано-Франківська область). Залишились Анна та донька Анастасія. Отримали 2000 грн.
  19. Родина Файфури Владислава Омеляновича (Івано-Франківська область). Залишилися дружина Надія та син Дмитро. Отримали 2000 грн.  
  20. Родина Барана Юрія Миколайовича (Івано-Франківська область). Залишились дружина Марія та двоє дітей: Володимир і Анастасія. Отримали 2000 грн.
  21. Родина Білінського Зоряна Михайловича (Івано-Франківська область). Залишились дружина Оксана та донька Анжеліка. Отримали 2000 грн.
  22. Родина Білоуса Андрія Михайловича (Івано-Франківська область). Залишились дружина Людмила та син Андрій. Отримали 2000 грн.
  23. Родина Безпалька Петра Васильовича (Івано-Франківська область). Залишились дружина Наталія та двоє дітей: Анастасія і Євген. Отримали 2000 грн.
  24. Родина Шемегінського Михайла Михайловича (Івано-Франківська область). Залишились дружина Світлана і син Іван. Отримали 2000 грн.
  25. Родина Лисенчука Володимира Васильовича (Івано-Франківська область). Залишились дружина Світлана та двоє дітей: Діана і Віталій. Отримали 2000 грн.
  26. Родина Бродяка Степана Миколайовича (Львівська область). Залишились дружина Мар’яна та двоє дітей: Вікторія і Сергій. Отримали 2000 грн.
  27. Родина Васькала Романа Вікторовича (Львівська область). Залишились дружина Ольга та син Матвій. Отримали 2000 грн.
  28. Родина Комара Юрія Ігоровича (Львівська область). Залишились дружина Леся та донька Вікторія. Отримали 2000 грн.
  29. Родина Мінька Миколи Петровича (Львівська область). Залишились дружина Олена та двоє дітей: Діана і Давид. Отримали 2000 грн.
  30. Родина Бориса Ігоря Володимировича (Львівська область). Залишились дружина Тетяна та донька Поліна. Отримали 2000 грн.
  31. Родина Рокіцького Сергія Дмитровича (Львівська область). Залишились дружина Мар’яна та донька Олександра. Отримали 2000 грн.
  32. Родина Чаркаса Андрія Степановича (Львівська область). Залишились дружина Надія та донька Ірина. Отримали 2000 грн.
  33. Родина Ісика Василя Васильовича (Львівська область). Залишились дружина Ірина та донька Ольга. Отримали 2000 грн.
  34. Родина Митника Анатолія Михайловича (Львівська область). Залишились дружина Ірина та двоє дітей: Анатолій та Сніжана-Марія. Отримали 2000 грн.
  35. Родина Сидора Івана Ігоровича (Львівська область). Залишились дружина Зоряна та двоє дітей: Марія і Захарій. Отримали 2000 грн.
  36. Родина Балакшея Миколи Миколайовича (Одеська область). Залишились дружина Ніна та донька Софія. Отримали 2000 грн.
  37. Родина Боняківського Валерія Євгеновича (Полтавська область). Залишились дружина Галина та донька Марта. Отримали 2000 грн.
  38. Родина Усса Степана Миколайовича (Полтавська область). Залишились дружина Світлана та Данило. Отримали 2000 грн.
  39. Родина Лесняка Дениса Ігоровича (Полтавська область). Залишились дружина Тетяна та донька Лада. Отримали 2000 грн.
  40. Родина Побережника Сергія Анатолійовича (Чернівецька область). Залишились дружина Світлана та двоє дітей: Марина і Макар. Отримали 2000 грн.
  41. Родина Доника Максима Вікторовича (Чернівецька область). Залишились дружина Любов та син Артем. Отримали 2000 грн.
  42. Родина Лоскота Євгена Олександровича (Чернігівська область). Залишились дружина Тетяна та син Тарас. Отримали 2000 грн.
  43. Родина Лупікса Яніса Модрісовича (Чернігівська область). Залишились дружина Вікторія та двоє дітей: Святослав і Яна. Отримали 3000 грн.
  44. Родина Міхнюка Олега Івановича (м. Київ). Залишились дружина Ірина та донька Анна. Отримали 5000 грн.
  45. Родина Корпача Олега Івановича (м. Київ). Залишились дружина Олена та четверо дітей: доньки Аліна і Каріна та сини Іван та Тимофій. Отримали 5000 грн.
  46. Родина Макідона Віктора Михайловича (м. Київ). Залишились дружина Оксана та син Михайло. Отримали 5000 грн.
  47. Родина Вашеняка Віталія Петровича (Житомирська область). Залишилась дружина Валентина та двоє дітей: син Тимофій та донька Ірина. Отримали 5000 грн.

Від імені Громадської платформи «Люди допомагають людям» та родин загиблих, висловлюємо подяку ТОВ «Юрія-Фарм» за підтримку родин, які втратили найдорожче: чоловіка та батька. Закликаємо й інших представників бізнесу підтримати благодійну ініціативу ТОВ «Юрія-Фарм» та долучитися до підтримки родин наших захисників.

  ЛЮДИ ДОПОМАГАЮТЬ ЛЮДЯМ! КОМУ ДОПОМАГАЄШ ТИ?

Благодійний ярмарок для допомоги родинам загиблих в АТО

Благодійний ярмарок для допомоги родинам загиблих в АТО

У суботу, 22 липня, в рамках проведення ІІ Всеукраїнського фестивалю-показу етнічного і стилізованого одягу та аксесуарів «Аристократична Україна»,  що проходив на території історико-культурного комплексу Замок-музей «Радомисль», команда Громадської платформи «Люди допомагають Людям» провела благодійний ярмарок та ознайомила гостей фестивалю із діяльністю платформи та можливістю надання прямої адресної допомоги дітям, чий батько загинув в АТО.

Так, свою продукцію, чудові текстильні іграшки ручної роботи, для ярмарку нам надала Олена Круць. Жінка долучається до благодійних ініціатив не вперше, адже вважає, що ми повинні допомагати один одному, якби складно нам не було, а особливо – родинам, які втратили свого чоловіка і батька.

На благодійному ярмарку було зібрано 885 грн., які за рішенням Координаційної ради, були перераховані родині загиблого в АТО, бійця 169-ого навчального центру сухопутних військ Яніса Лупікса. У Героя вдома лишилася дружина Вікторія і двоє дітей: 5-річна Яна і 7-річний Святослав.

Від імені платформи дякуємо пані Олені за надані іграшки та нагадуємо, що допомогти родинам, які втратили свого чоловіка та батька в АТО можна, перейшовши за посиланням: https://lpl.com.ua/ua/wanttohelp/category/1

ЛЮДИ ДОПОМАГАЮТЬ ЛЮДЯМ! КОМУ ДОПОМАГАЄШ ТИ?!
Показывать по